Зная французов и их любовь ко всему родному, потому что французское априори — самое лучшее, скажу так: этот человек сделал невозможное. Приехал с другого конца света, решил, что истинно французскому не помешает немного не французского и… влюбил французов в свои десерты. Поэтому, когда будете в Париже или Токио, найдите время зайти в одну из кондитерских Садахару Аоки – вы тоже влюбитесь. Я расскажу, почему – сама побывала в его кондитерской в Париже.  

Садахару Аоки: как все начиналось

Садахару Аоки – японский кондитер, который, вероятно, так и остался бы обычным японским кондитером, если бы однажды не приехал в Париж оттачивать свое мастерство. Отточил – и решил, что нужно остаться в городе, который его так вдохновляет…

Это было в далеком 1991 году. Садахару Аоки начал с малого – на новом месте он купил кондитерское оборудование и стал создавать десерты. Поначалу рассылал свои изделия по бутикам и ресторанам, а затем отправил в Японию первые 500 сладостей. Вероятно, отправка этих сладостей и стала отправной точкой в парижской карьере Садахару: он получил крупный заказ — на ежемесячную поставку 1500 штук…

Затем стали появляться клиенты в Париже, и уже спустя 7 лет после приезда во Францию Садахару Аоки удалось открыть свою первую мастерскую — в 7-м округе французской столицы. После он переехал в 13-й округ, стал более известен, потихоньку «оброс» клиентами и крупными заказами от парижских ресторанов и отелей… И понеслось-поехало!

В 2001 году Садахару открыл свой первый бутик в Париже. После кондитерские бутики появились в его родном Токио и Тайпее, и это была уже целая сеть — десерты от Садахару стали пользоваться небывалым спросом. «В чем же их секрет?» – спросите вы. Я расскажу.

Кондитерская Садахару Аоки: вроде Франция, но все-таки Япония

Садахару Аоки – непредсказуемый кондитер и авантюрист. Десерты Садахару – это на самом деле невообразимое сочетание ингредиентов и вкусов, иной раз настолько разных, что в голове не укладывается – как это можно было придумать?!

Секрет Садахару – в его любви к экспериментам. Кондитер просто начал сочетать неожиданные ингредиенты и противоположные вкусы – сладкое с соленым. Но это не все: Садахару начал готовить французские десерты на японский манер. Собственно, этим Аоки и покорил публику — он так умело соединил японские ингредиенты и французскую классику, что практически создал новую ветку в кондитерском искусстве! И поэтому только у Аоки можно попробовать круассаны из зеленого чая и черные эклеры из кунжута!

В десертах Садахару есть красная фасоль и острый перец — вообще непонятно, как из этого можно было создать десерт — японский лимон юзу и японская слива, а особенно много зеленого чая – уж очень его любит японец. Привозит зеленый чай из Японии по 200 кг каждый месяц и добавляет везде, куда может. Один из самых известных десертов у Садахару – это торт «Опера «Зеленый чай».

Ассортимент кондитерской Sadaharu Aoki экзотичный: розовые, зеленые, кремовые пирожные-полусферы, строгие прямоугольники, расписанные глазурью из зеленого чая (куда ж без него!), разноцветные шоколадные конфеты ручной работы, плитки шоколада, наборы печенья, макарон, эклеры, тарталетки из «юзу»… Глаза разбегаются и все хочется попробовать! Да что там попробовать — разобрать на «запчасти» , как я люблю!

«Превосходно! » Когда я слышу этот возглас от людей, пробующих мои сладости и вижу улыбку удовольствия на их лицах, я обычно говорю себе: «Это хорошо, но я могу сделать еще лучше!» — говорит сам кондитер. — Именно эта мысль и является моим жизненным кредо. Я люблю создавать простые изделия, но это самое трудное, что только мне только приходилось делать в жизни. На их создание меня вдохновляют любители экзотических сладостей».

Садахару признали. Сейчас известные дома мод – Chanel, Christian Dior, Kenzo, Yohji Yamamoto, Ungaro – считают хорошим тоном угощать гостей десертами от Садахару. С японцем подружились французские кондитеры с мировыми именами Пьер Эрме, Жан-Поль Эван, Кристоф Мишалак…

А вот сам Садахару иногда вспоминает то время, когда его… ругали. «Все, что я делал, мне нравилось, – говорит Садахару. – Но меня вечно ругали. Каноны тогда были другими. Преподаватели советовали вообще оставить профессию. Критика меня еще больше раззадоривала и вдохновляла: я-то был в себе уверен».

И, знаете, думается мне – как все-таки хорошо, что он доверился своему сердцу…