Я еще очень долго восстанавливалась после проекта. На протяжении последних месяцев на проекте «МастерШеф» у меня перед глазами постоянно стояла картинка: я, пальма, песок и у меня в руке кокос с трубочкой. Такой себе примитивный отдых из американских фильмов. Но, находясь в интенсиве проекта, именно о нем я и мечтала…

Поэтому вернувшись домой, буквально через пару дней я улетела на Шри-Ланку. И чуть больше недели я провела именно так, как задумала на «МастерШеф»: лениво валяясь под пальмами на песке. Хотя про Париж помнила и даже купила себе французский разговорник. Но, в то же время, я понимала, что перед смертью не надышишься: за неделю я язык все равно не выучу. Поэтому просто потихоньку вспоминала английский.

А когда вернулась домой, стала готовить документы в Париж. Нужно было разрешить все юридические моменты, получить визу, договориться за жилье.

Приза, как такового, не было. Например, в виде сертификата или кубка. Было два письма: одно в посольство от канала, чтобы было легче оформить визу, а второе — от школы Le Cordon Bleu, что я еду к ним на обучение. И, собственно, сам денежный приз.

лиза глинская, мастер шеф, мастершеф, мастершеф 2

В реальной жизни меня, конечно, стали узнавать на улице. Многие спрашивали: «Ой, а вы снимаетесь в «МастерШеф»? «А кто победит»? Потому что весь материал был полностью отснят еще 10 октября, на экраны он вышел в сентябре месяце, а заканчивалась трансляция в последнюю неделю декабря. И людям еще нужно было три месяца смотреть до финала. Конечно, нельзя было ни в коем случае расколоться, рассказать, кто победил, а кто ушел. И это было очень сложно — держать все в тайне.

Друзья и знакомые сначала удивлялись, где это я была три месяца, а затем удивлялись тому, что у меня нет «звездной болезни». Хотя были и такие, кто при случае пытался меня уколоть: «Ну, куда нам до вас, звездей…» Вроде таким образом, пытались обвинить меня в каком-то отстранении. Зато так я смогла понять, какие люди в моей жизни лишние. В общественных местах, друзья меня постоянно тормошили: «Ты видела — на тебя посмотрели», «А вон тот пальцем тыкнул».

И первое время я обращала внимание на каждого человека, который начинал в меня пристально вглядываться, пытаясь вспомнить, где он меня видел. Но после привыкла, расслабилась и стала жить обычной жизнью. Но я до сих пор искренне радуюсь, когда иду куда-нибудь с родителями, например, на базар или в супермаркет, и меня узнают люди. При этом я вижу, как светятся глаза родителей, как им приятно такое внимание к их ребенку. Эти моменты мне очень дороги…

Хотя, чтобы выйти на свой путь, иногда нужно прислушиваться только к себе. Поначалу самые близкие люди, сестра и родители, очень скептически отнеслись к моему решению принять участие в проекте «МастерШеф». Говорили: «Зачем это тебе нужно? У тебя же есть все: и образование, и работа, и статус. Ты готова все это бросить?» И, действительно, на тот момент я уже имела хорошую работу. И, чтобы попасть на проект, мне пришлось сначала уйти в отпуск, а затем и уволиться.

Хотя на удивление, на работе меня ждали до последнего. Даже, когда я уже училась в Париже, в школе Le Cordon Bleu. Сказали, что примут меня назад, если, вернувшись из Парижа, я пойму, что что-то не так. Поэтому на протяжении полугода меня держали в штате и даже первое время, спасибо огромное, платили зарплату.

И это меня очень выручило. Хотя на проекте «МастерШеф» мы жили на пансионе, нас кормили, но все равно деньги на жизнь были нужны. Кроме того, было совсем непонятно, вылетишь ты завтра или останешься. Поэтому я продолжала оплачивать квартиру в Киеве. И она четыре месяца простояла пустая. Благо, перед «МастерШеф» я отложила немного денег, поэтому смогла как-то выжить в этой ситуации.

Конечно, когда мама приехала на финал и увидела, как все происходит, у нее одновременно были и шок, и гордость за своего ребенка. Таня сдалась немного раньше. Нам иногда разрешали посещение родственников, поэтому она пару раз навещала меня и уже успела увидеть весь процесс. Видела, как я выкладываюсь на конкурсах и каких усилий мне это стоило. И уже тогда начала понимать, что, возможно, для меня это все серьезно и я, действительно, могу стать победителем. 

Вообще, до попадания на сам проект «МастерШеф», я постоянно сталкивалась с ситуациями недоверия к нему. Помню, еще на стадии заполнения анкеты мне попадались люди, которые с абсолютной уверенностью рассказывали, что все места на проекте куплены. И даже обещали: «Я спрошу у подруги подружки, она все выяснит». И якобы эта подружка выясняла, что за первое место надо заплатить столько-то, за второе — столько-то, а за третье — столько-то. Но я всегда отметала подобные мнения. Если двери открываются, то почему в них не войти? Ведь денег у меня еще никто не просил. И никто их, кстати, так не попросит в будущем.

Но до сих пор я встречаю людей, которые заявляют мне в лоб: «О, вы победили на проекте «МастерШеф». А там было все по-честному»? Хотя я даже не знаю, сколько же мне нужно было заплатить, чтобы туда пройти. И согласился бы кто-нибудь платить за второе и третье место, ведь никакого приза за них не положено.

Поэтому могу сказать открыто: не верьте никому. Если ваша душа зовет вас воспользоваться шансом — пользуйтесь. Верьте только себе. Идите за своей мечтой. И тогда возможно все!